История Фанагорийской экспедиции

Классическая археология на Тамани. 2007 г. (А. Медведев)

Ниже приводим отрывок из статьи профессора Воронежского Государственного университета Александра Павловича Медведева, рассказывающий о классической археологии и её изучении студентами Воронежского университета, о своих впечатлениях за несколько лет полевых сезонов на раскопках Фанагории.

КЛАССИЧЕСКАЯ АРХЕОЛОГИЯ НА ТАМАНИ


На Юге России есть один регион, являвшийся две тысячи лет назад частью Античного мира. Сейчас он называется Таманью. Две с половиной тысячи лет назад здесь находилась древняя Синдика – "страна синдов", позже вошедшая в состав Боспорского государства. Фанагория – один из самых старых городов нашей страны. Древнейшее дошедшее до нас упоминание о нем появилось 2,5 тыс. лет назад в сочинении греческого географа Гекатея Милетского: "Город Фанагория, получивший название от Фанагора, как говорит Гекатей в описании Азии: город Фанагора..."

В античной традиции сохранились и другие свидетельства (Евстафия, Псевдо-Арриана и Псевдо-Скимна), раскрывающее тайну основания этого города. К cередине VI в. до н. э. полчища персидского царя Кира захватили практически все независимые греческие города Ионии. Угроза нависла над маленьким Теосом – греческим полисом, располагавшимся на одноименном острове. Но свободолюбивые островитяне не дали Киру Великому "землю и воду". Не желая подчиняться чужеземному владычеству, граждане Теоса вместе с женщинами и детьми сели на корабли и покинули родину. 

Вначале они основали во Фракии город Абдеры, но вскоре были выбиты оттуда воинственными фракийцами. После поражений, неудач и скитаний беглецы высадились на берегу Таманского залива и основали здесь новый полис. По расчетам ученых это произошло около 540 г. до н. э., что полностью подтверждают и данные археологии. 

Известно, что во главе переселенцев стоял некто Фанагор. О нем мы больше ничего не знаем. Но, видимо, это был выдающийся человек – по его имени город получил красивое название Фанагория. Вскоре она превратилась в столицу Азиатского Боспора.

Как город Фанагория просуществовала свыше 1500 лет, пережила античную эпоху и погибла в X в., видимо, в результате вражеского вторжения. Сейчас это самый крупный памятник античной археологии, сохранившийся на территории России. От Фанагории осталось большое городище площадью свыше 60 га, а также огромный "город мёртвых". За столетия существования города площадь некрополя выросла до 500 га.

Со временем примерно третья часть города оказалась под водой из-за естественного подъема уровня моря. До последнего времени здесь исключительно результативные исследования проводила Воронежская подводная экспедиция во главе с Виталием Николаевичем и Еленой Евгеньевной Латарцевыми, работавшая в составе комплексной Таманской экспедиции ИА РАН. Именно она совершила одно из самых интересных открытий в области морской археологии за всю историю ее существования в нашей стране. Воронежские подводники, среди которых были наши выпускники и студенты, в 2004 году нашли под водой гигантское сооружение, сложенное на закате античной цивилизации из каменных блоков, старых надгробий, надписей, скульптур умирающего города Фанагории. Этот своего рода подводный музей и огромный архив каменных книг, уже получил название "Русской Атлантиды".

И вот в этом благодатном для историков и археологов месте посчастливилось работать студентам и преподавателям Воронежского университета.

Кажется, мы там оказались совсем не случайно. Зная о давних антиковедческих традициях в Воронежском университете и о моем пристрастии к античности, шесть лет назад к нам обратился начальник Фанагорийской (ныне Таманской) экспедиции Института археологии РАН Владимир Дмитриевич Кузнецов с предложением принять участие в раскопках Фанагории. Приглашение было заманчивым, но для меня оно означало серьезную переориентацию научных интересов из привычной скифологии в классическую археологию – смежную, но все же иную научную субдисциплину. Поэтому сначала в 2001 году я отправил "на разведку" в Фанагорию опытного студента-старшекурсника Сашу Безматерных. Он принимал участие в исследовании подводной Фанагории и привез домой самые лучшие впечатления. После нелегких раздумий предложение В.Д. Кузнецова было принято.

В августе 2002 года группа студентов-старшекурсников впервые приехала в Фанагорию. Тогда наша экспедиция была обеспечена финансово весьма слабо в основном за счет гранта "Интеграция" и многое держалось лишь на энтузиазме студентов.

Первые годы воронежцы далеко не случайно работали на раскопках грандиозных курганов фанагорийской знати высотой 6–8 м, поскольку мы имели немалый опыт исследования подобных погребальных памятников в нашем регионе. Затем наступило время исследования Восточного некрополя. В 2004 году воронежцы еще работали на раскопе под руководством одного из старейших членов Таманской экспедиции, доцента Московского Университета дружбы народов Татьяны Георгиевны Шавыриной. А с 2005 года мы ведем здесь самостоятельные изыскания. Это означает, что все научно-исследовательские работы целиком ложатся на воронежцев. Поэтому хотелось бы обратить внимание на существенное отличие нашего статуса в составе Таманской экспедиции от отрядов других вузов.

Если преподаватели из Казанского, Магнитогорского, Самарского, Екатеринбургского и других университетов просто привозят своих студентов на практику в Фанагорию и передают их в распоряжение столичных археологов (эту стадию мы прошли в Херсонесе и Ольвии еще в 70-е годы), то воронежцы проводят самостоятельные исследования ее "города мертвых", начиная от первого вбитого колышка на раскопе до написания и сдачи научного отчета со всеми вытекающими правами на полученные научные результаты вплоть до публикации. Это весьма нелегкая ноша. Но, я считаю, что только на таких условиях университетские ученые могут плодотворно сотрудничать с академическими структурами.

Подобное сотрудничество открывает немалые возможности, так как академические экспедиции, как правило, исследуют крупные объекты республиканского или мирового значения, которые нашим университетам зачастую просто не по зубам.

Немаловажно и то, что они располагают средствами, необходимыми для проведения археологических исследований на должном уровне, а они становятся все более дорогостоящими. В условиях все возрастающей нищеты нашей науки и отсутствия какой-либо ее поддержки в Воронежской области я вижу в такой научной интеграции один из путей не только выживания, но и развития археологии как науки. В соответствии с Договором о сотрудничестве ВГУ и Института археологии РАН наши студенты в Фанагории обеспечены необходимыми бытовыми условиями и трехразовым горячим питанием, а студентам-старшекурсникам гарантирована оплата проезда. В Таманской экспедиции мы пользуемся не только дорогостоящей землеройной техникой, но и современным электронным оборудованием. Сейчас оно таково, что позволяет еще до раскопок выявить основные объекты, находящиеся глубоко под землей и заранее скорректировать план предстоящих исследований.

Но выгоды от интеграции с большой академической наукой отнюдь не только финансовые и практические. В последние годы в Таманской экспедиции, в первую очередь благодаря исключительной активности В.Д. Кузнецова удалось собрать настоящее созвездие ученых. Это Президент Российской ассоциации антиковедов академик Григорий Максимович Бонгардт-Левин, член-корреспондент РАН Рауф Магомедович Мунчаев, семь докторов и 16 кандидатов различных наук, свыше десятка аспирантов и около 200 студентов. 

Признаюсь, что здесь мы впервые начали работать так, как, видимо, и должны работать современные археологи в большой комплексной экспедиции. Например, весь амфорный материал из нашего раскопа определял профессор СГУ Сергей Юрьевич Монахов – ведущий специалист в этой области антиковедения в нашей стране, монеты – профессор Магнитогорского университета Михаил Васильевич Абрамзон, антропологию д. и. н. Мария Всеволодовна Добровольская из Института археологии РАН. Такие же заключения высококвалифицированных специалистов мы получаем по остеологии, почвам и другим важным источникам информации, сопутствующим археологии.

Но есть и другая не менее, а может быть и даже более важная сторона академической и вузовской интеграции в Таманской экспедиции. Наши студенты – и первокурсники-практиканты, и старшекурсники – имеют прекрасную возможность не просто консультироваться с этими специалистами – они каждый день работают с ними бок о бок, делая одно общее дело – исследование славного греческого города Фанагории. Они слушают их интересные лекции и имеют возможность напрямую общаться с выдающимися учеными, например, с тем же Г.М. Бонгардт-Левиным. Наши ребята работают вместе со студентами других вузов – а их в прошлом году в Фанагории было целых шесть. 

Само по себе это тесное общение играет немалую роль в их, так сказать, самоидентфикации – оно позволяет воочию увидеть как сильные, так и слабые стороны их профессиональной подготовки. В общем, к концу нашего пятого сезона в 2006 году. Стало ясно, что в Воронежском университете сложилась хорошо подготовленная команда профессионалов, способная выполнять самые разные виды археологических работ на таком сложном памятнике, как Фанагория.

На Тамани студенты ВГУ не только плодотворно работают, но и полнокровно, с пользой для своего профессионального роста отдыхают. Исключительно важно то, что Фанагория находится в центре скопления памятников античного времени – к югу от нее располагается греческий город Гермонасса (совр. Тамань), к юго-востоку – Горгиппия (совр. Анапа), к северу греческий городок Кепы, к северо-западу, на противоположном берегу залива – Патрей и другие малые города Азиатского Боспора. 

В хорошую погоду из Фанагории виден Пантикапей – столица Боспорского царства (ныне Керчь). Выгодное географическое положение позволяет с минимальными затратами организовать ряд археологических экскурсий в названые выше древние города, причем, в то самое время, когда там ведутся археологические раскопки. На выходные студенты имеют возможность попасть "заграницу" – в Керчь и Крым, осматривают Пантикапей, Царский курган и малые города Европейского Боспора. Они обязательно посещают Тамань – а это не только тот самый "скверный городишко из всех приморских городов России", о котором писал М. Лермонтов, но и Гермонасса, позже хазарская Таматарха и древнерусская Тмутаракань. Здесь как нигде почти осязаемо ощущаешь Время Истории – мощность культурных наслоений на Таманском городище достигает 10–12 м, в Фанагории 5–6 м.

Я убежден, что не будь Фанагорийской экспедиции, мало у кого из наших студентов была бы возможность посетить столь значимый, но находящийся в стороне от больших дорог уголок античной и российской истории, каким является Тамань.

Думаю, что такой полноценной базы археологической практики для антиковедов как Фанагория, сейчас не имеют даже столичные российские университеты – Московский и Санкт-Петербургский. Я уверен, что ее адрес – Краснодарский край, Темрюкский р-н, пос. Сенной – на всю жизнь запомнила не одна сотня студентов ВГУ, прошедших через Фанагорийскую экспедицию. Такова аура и влияние этого необычного памятника античной археологии и истории.

Ну а теперь несколько слов о наших последних открытиях в Фанагории 

Лишь за два полевых сезона в Восточном некрополе исследовано около сотни античных погребений. Самые ранние из них датируются эпохой эллинизма, наиболее поздние IV–V вв. н. э. Кроме того, под некрополем обнаружены остатки неизвестного ранее поселения, существовавшего в V–IV вв. до н.э., то есть еще до того времени, как на этом месте стали совершаться первые захоронения и оно превратилось в некрополь. Возможно, это поселение играло ту же самую роль, что и известное Ольвийское предградье. Полученные многочисленные материалы впервые позволяют проследить эволюцию склепов и других типов погребальных сооружений фанагорийского некрополя на протяжении более полутысячелетия.

Рис. 1. Фанагорийские.jpg
Рис. 1. Фанагорийские надгробия из раскопок 2006 года.
а - погребение 72;   б - погребение 71

В ходе раскопок собрана богатейшая коллекция находок, насчитывающая свыше тысячи предметов. Среди них чернолаковая и краснолаковая керамика, акварельные боспорские пелики, надгробные рельефы. Последние передают сложные сюжетные композиции, выполненные как в чисто античной (рис.1-а), так и местной художественной традиции, включая рельефы с изображениями так называемых "боспорских всадников" (рис.1-б).

Найдено немало произведений античного искусства: голова известняковой скульптуры фанагорийца с явными портретными чертами (рис.2-а), терракотовые статуэтки (рис.2-б) и головки прекрасных гречанок, увенчанные позолоченными венками (рис.2-в). Их налепные фигурки украшали большой чернолаковый сосуд типа кратера времени Александра Македонского или его диадохов. В погребениях обнаружено множество украшений, фибул, монет и других ценнейших источников по истории повседневной жизни и заупокойного культа древних эллинов последних веков I в. до н. э. - первых веков I тыс. н. э.

Рис. 2. Находки.jpg
Рис. 2.  Находки в Восточном некрополе Фанагории:
а - голова фанагорийца из погребения 80 (2006 г.); 
б - головка гречанки в позолоченном венке из тризны 1 (2005 г.); 
в - терракотовая фигура из погребения 84 (2006 г.)

В 2006 году в Восточном некрополе Фанагории Воронежской экспедицией исследован большой склеп площадью более 20 м кв. с останками не менее чем десяти фанагорийцев. При них были найдены полторы сотни вещей: керамика, монеты, украшения, в том числе из золота, гипсовые фигурные прилепы в виде людей и животных. Но самой загадочной находкой оказался маленький золотой жетон, на котором выгравировано изображение мужского божества (рис. 3). Его телу далеко не случайно придана крестообразная форма, характерная для античных герма, а на голове показаны лучи сияния. 

Подобные жетоны были своего рода пропуском, знаком посвящения в тайный религиозный союз. Захоронение датируется самым начало I в. н.э., то есть временем жизни Иисуса Христа. Но нам достоверно известно, что крест как важнейший символ новой религии получает широкое распространение не ранее IV в., лишь с эпохи Константина Великого. Я убеждён, что еще не одно поколение историков будет ломать голову над этой находкой, поставившей вопрос, что за божественный персонаж скрывается за изображением, найденным в далекой Фанагории?

Рис. 3. Золотые изделия.jpg

Рис. 3.  Золотые изделия из Восточного некрополя Фанагории. 
Погребение 84 (2006 г.)

В 2005 году в Восточном некрополе Фанагории впервые открыта весьма представительная серия позднеантичных захоронений IV–V вв. н. э. И они оказались совсем не такими, как ожидали. Судя по нашим раскопкам, в культуре и жизни Фанагории этого времени явно уже доминировал местный "варварский" компонент – потомки ираноязычных сарматов и алан, осевших в этом городе. 

По существу это были уже греко-сарматы. Указанный этноним упомянут лишь один раз в "Книге происхождения", представлявшей латинский перевод греческой хроники епископа III в. Ипполита Портского. Его "греко-сарматов" можно было бы принять за очередную "мнимую реальность", существовавшую лишь в голове позднеантичного автора. Однако археологические материалы из раскопок фанагорийского некрополя убедительно свидетельствуют о том, что на закате античной эпохи на Тамани действительно существовал народ, по культуре и обрядности во многом соответствующий этому этнониму.

Фанагорийские материалы являются принципиально важными для понимания судеб позднеантичных городов Боспора, в частности для решения весьма актуальной проблемы культурного континуитета – дисконтинуитета в "тёмные века" переходной эпохи от Античности к Средневековью.

Не могу не упомянуть еще одну находку. В одном из самых поздних фанагорийских погребений обнаружено золотое ожерелье (рис. 4). Ему сейчас удалось найти ряд точных аналогий не только в Танаисе, Крыму, но и на на Дунае, в Южной Галлии и даже Испании. Оказалось, что такие ожерелья точно маркируют путь алан – выходцев из наших степей. В начале V в. н. э. они совершили почти невероятную "одиссею" – с боями прошли путь от Кавказа до современного Туниса и основали там вместе с германцами-вандалами соединенное королевство. И самое восточное свидетельство начала этого пути найдено нами в Фанагории.

Рис. 4. Золотые изделия.jpg
Рис. 4.  Золотые изделия из Восточного некрополя Фанагории. 
Погребение 39 (2005 г.)

Сейчас материалы из раскопок Восточного некрополя 2005 года подготовлены к публикации и изданы в новом научном альманахе "Фанагория". Это более чем актуальная задача, так как ни одного фанагорийского погребального комплекса полностью до сих пор не опубликовано! Но еще до полного научного издания результатов наших раскопок археологические находки из Фанагории легли в основу многих курсовых и дипломных работ наших студентов. А осенью 2007 года в ВГУ появились первые аспиранты по фанагорийской и боспорской тематике.

В заключении я хотел бы остановиться, пожалуй, на самом важном – воспитательном и мировоззренческом аспекте участия студентов и преподавателей ВГУ в исследованиях древней Фанагории. Как известно, в центре античной цивилизации стоял человек, впервые приблизившийся к пониманию своего назначение в этом мире. Высокий гуманистический и эстетический идеал Античности наложил неизгладимый отпечаток на классическую археологию и на профессию археолога-классика. 

Дело в том, что при раскопках античных памятников исследователи каждый день общаются с фрагментами подлинной греческой или римской культуры, будь то простая греческая амфора для вина или настоящее произведение искусства. Иначе говоря, в Фанагории студенты познают античную цивилизацию не из сухих строк учебника истории или культурологии, а непосредственно в ходе археологических раскопок. 

Более того – они сами участвуют в ее открытии. Никого не может оставить равнодушными только что появившиеся из-под кисти археолога керамические головки юных гречанок, украшенные позолоченными венками, или надгробный каменный рельеф с печальной сценой оплакивания женщиной – то ли матерью, то ли женой – безвременного ушедшего сына или мужа. Наши студенты одними из первых увидели уникальные греческие надписи I–II вв. н. э., только что на их глазах поднятые водолазами со дна Таманского залива, в том числе посвятительную надпись царя Аспурга и эпитафию Гипсикратии, жены Митридата Великого.

В общем, участие в исследованиях античной Фанагории дает возможность каждому студенту лично прикоснуться к чему-то вечному, непреходящему, тому, что лежит в конечном итоге в основе Европейской цивилизации. И в этом я вижу едва ли не самый главный результат развития научного направления "классическая археология" на историческом факультете Воронежского университета.

/ Вестник ВГУ. Серия: История. Политология. Социология. 2007 г., N° 2 /